Raksts

Krievu kopienas loma Latvijas kultūras vēsturē


Datums:
08. jūnijs, 2006


Referāta tēzes Latvijas Universitātes aģentūras „Latvijas Universitātes Filozofijas un socioloģijas institūts” organizētajā zinātniskajā konferencē „Nacionālo minoritāšu loma Latvijas vēsturē” 2006. gada 30. maijā.

Учитывая, сколь много значений сегодня вкладывается в понятие «культура», автор считает необходимым прежде всего оговорить, что в своем реферате будет рассматривать те аспекты, которые обычно в истории культуры именуют «узким значением» термина культура – совокупность достижений общества в области просвещения, науки, искусства, в отличие от «широкого значения». Охватывающего филологию, быт, традиции, массовую культуру.

Автор считает необходимым обратить внимание на то, что взаимное культурное влияние русской и латышской культуры наблюдается еще в ту эпоху, когда процесс этногенеза еще не подошел к созданию наций, а находился на этапе существования балтской и восточнославянской общностей.

Процесс носил оживленный характер, становившийся со временем все более интенивным, однако был резко прерван в XIII веке в связи с изменением геополитической обстановки в регионе.

Следующий значимый этап в контексте рассматриваемой темы – 17 век, церковный раскол в России, появление на территории современной Латвии значительного населения, сохранившего приверженность «старой вере». Староверы стали хранителями многих традиций, не утраченных мировой культурой благодаря самоотверженности носителей староверия. В первую очередь следует отметить не столько сохранееные иконы или старинные книги, как саму традицию дониконианской иконописи и знаменного пения, что можно считать достоянием не только национального латвийского масштаба, но и общеевропейского.

Новый этап в развитии русской культуры в Латвии – вхождение Видземе, а затем – Латгале, Курземе и Земгале в состав Российской империи. Юридически и фактически вплоть до 80-х годов позапрошлого века вмешательство Петербурга в жизнь Остзейских губерний было предельно ограничено, тем не менее численно росло русское население на латвийской территории, расширялся сектор русской культуры Латвии. При этом следует учитывать, что после реформ Петра I русская культура перестала быть единой. Отныне у дворянства была своя культура, основанная на подражании европейским образцам, а у народа – своя, опиравшаяся на старые, допетровские традиции. Русская дворянская культура значительного распространения в Прибалтике, по крайней мере до второй половины XIX века не имела. В качестве исключения, значимым проявлением русской дворянской культуры можно назвать, с определенными оговорками, строительство Рундальского и Елгавского дворцов.

Главным образом русская культура в Латвии проявляла себя до второй половины XIX века как культура народная, если можно так выразиться, культура обиходная. Русское крестьянство на территории Латвии было сосредоточено главным образом в Латгале. Поэтому именно здесь чаще всего встречаются памятники русской культуры, в частности наиболее эффектные образцы народного строительного искусства. Крупнейшим центром русских, живших на современной территории Латвии в XVII—XVIII веках, безусловно следует назвать Екабпилс (Якобштадт).

Следующий значимый этап – 40-е годы XIX века. Многочисленные переходы латышских крестьян в православие. Открытие различных церковноприходских школ при православных приходах, церковных училищ разного уровня способствовало распространению русской культуры среди латышских крестьян, прежде всего – православного вероисповедания. Следует подчеркнуть, что преобладание православных учащихся отнюдь не исключало наличие лютеран.

Любопытно отметить, что в кон. XYIII – нач. XIX вв. политические обстоятельства вынуждали русских предпринимателей первыми использовать не экстенсивные, а интенсивные способы производства и, вольно или невольно, быть новаторами в производстве (культура предпринимательства).

Следующий аспект – сотрудничество младолатышей и славянофилов, в меньшей степени – западников. Формирующаяся латышская общественность была еще слишком слаба, чтобы вести борьбу за свои права, опираясь только на собственные силы. В таких условиях ей нужен был союзник. Русских славянофилов пугала остзейская немецкая обособленность. На этой основе и происходило объединение усилий русской и латышской интеллигенции. Результатом сотрудничества стала политика русификации, проводившаяся далеко не только в школьном деле, хотя в современных исследованиях рассматривается только этот аспект, что, возможно, вызвано современными аллизиями.

В рамках темы реферата необходимо обратить внимание на формирование в конце XIX – начале XX веков латышской творческой профессиональной интеллигенции в традициях русской школы живописи и музыки, в меньшей степени – архитектуры.

Новый этап в развитии русской культуры в Латвии – вторая половина XIX века. По мере увеличения численности русского населения в Прибалтике развивалась его общественная и культурная жизнь. Появляются многочисленные общества, работающие в сфере культуры. Наиболее известные – «Русский клуб», певческие общества «Баян» и «Ладо». Важную культурную роль играла газета «Рижский вестник», издававшаяся с 1864 года. Центрами культуры становятся рижские мужская Александровская и женская Ломоносовская гимназии. В середине века в первый на территории современной Латвии постоянный театр появился в Даугавпилсе, в 80-е годы – в Риге.

К этому времени можно говорить о широком представительстве не только русской народной культуры, но и о профессиональной культуре, представителями котрой была многочисленная интеллигенция, живущая в городах. При этом следует заметить, что довольно четко прослеживался отток наиболее ярких личностей, проявлявших себя в поле русской культуры. Они стремились реализовать свой потенциал в крупнейших городах империи, прежде всего, таких как Петербург или Москва. Это относится не только к этнически русским, но и к латышам, евреям.

Первая мировая война вызвала массовую эвакуацию, в первую очередь – городского населения. Тяжелейшие мировая и гражданская войны привели к тому, что позднейшая репатриация вернула в Латвию считаные единицы русских деятелей культуры, науки и образования довоенного периода. С другой стороны, массовая эмиграция из РСФСР интеллигенции, не признавшей советскую власть привела к появлению в Латвии значительного числа деятелей русской культуры и науки общероссийского масштаба, многие из которых имели мировое признание. В период 20-х – 30-х годов в среде русской интеллигенции прослеживаются две основные тенденции. 1-я, численно менее значимая – активное вхождение в круг латышских деятелей культуры, приятие новых общеевропейских традиций, 2-я, численно боле значимая – сохранение «старых», дореволюционных традиций, стремление к сохранению национально-культурной самоидентификации, тесные контакты с представителями русской культуры Зарубежья (эмиграции). События 1934 года значительно ограничили последний вектор развития русской латвийской культуры.

С середины века – резкое прерывание традиции. Понятие национальной культуры заменяется на интернациональное. Если речь и идет о развитии национальых культур, то происходит увязка этого понятия с территориями национально-административных единиц, составлявших СССР. Наблюдаются те же тенденции к выезду за пределы Латвии, что и сто лет назад, объективно ослабляющие русскую латвийскую культуру.

С 90-х годо, теперь уже нового века – новый этап в развитии русской культуры Латвии.

Creative commons licence ļauj rakstu pārpublicēt bez maksas, atsaucoties uz autoru un portālu providus.lv, taču publikāciju nedrīkst labot vai papildināt. Aicinām atbalstīt providus.lv ar ziedojumu!