Atslēgvārdi:

Восстановительное правосудие в Украине 0

Главной целью дальнейшего продвижения и внедрения ВП в Украине мы по-прежнему видим – сохранение ценностной основы ВП, обеспечение развития практики в соответствии с широким пониманием принципов ВП и внимательное и бережное отношение к культурным традициям и корням сотруднических и восстановительных подходов к построению сообществ.

Iesaki citiem:

Формирование модели: от восстановительного правосудия – к восстановительным практикам

Процесс формирования модели реализации восстановительных практик начался в 2003 году с нескольких экспериментальных площадок в разных регионах Украины, где апробировалась программа по заглаживанию вреда в уголовных делах (или медиация потерпевших и правонарушителей). В результате этого проекта были созданы прецеденты применения восстановительного правосудия в стране, что позволило убедить представителей правовой системы в актуальности и необходимости развития медиации потерпевших и правонарушителей. Анализ приобретенного опыта также выявил аспекты программы, которые нуждались в улучшении. В частности, было решено привлечь дополнительные ресурсы с целью предоставления социальной, психологической и юридической помощи участникам медиации. Оценка этой инициативы выявила значительное позитивное влияние упомянутых услуг на процесс дальнейшей реинтеграции потерпевших и правонарушителей в сообщество, их социально-психологического исцеления после травмирующего опыта.

В 2007 году специалисты, работающие в сфере восстановительного правосудия в Украине, обратили свое внимание на профилактику совершения правонарушений и преступлений. В результате была разработана и апробирована трехуровневая модель профилактики подростковой преступности. Эта модель базируется на восстановительном подходе и предлагает различные восстановительные практики для подростков с целью выработки позитивных моделей поведения и принятия социальных ценностей.

Внедрение восстановительного правосудия в сообществах привело к формированию запроса от представителей сообществ, в частности от представителей местных органов власти, развивать восстановительные практики не только в сфере уголовного права, но также в семейных делах, в соседских спорах, в процессах принятия решений на местном уровне, в школах и т.д. Таким образом, на сегодня в Украине уделяется большое внимание развитию восстановительных практик в разных сферах жизнедеятельности, что способствует формированию более отрытого, активного и толерантного сообщества в целом.


Первые шаги: медиация в уголовных делах

Первый эксперимент по внедрению восстановительного правосудия в Украине был реализован Благотворительной организацией «Украинский Центр Согласия» (далее – УЦС) при поддержке Еврокомиссии в 2003 – 2005 годах. Цель этого проекта состояла в апробации медиации потерпевших и правонарушителей, адаптации процедуры к местным условиям и разработке механизма взаимодействия с правовой системой. Чрезвычайно важной задачей было получение подтверждения возможности применять такие формы разрешения уголовных конфликтов в Украине. Поскольку в начале внедрения данного проекта представители как правовой системы так, иногда, и гражданского общества выражали свое сомнение по поводу реальности развития «этой западной новинки» в условиях нашей страны.

В рамках этого проекта была подготовлена первая группа медиаторов в уголовных делах, к обучению которой привлекались тренера из Польши и специалисты по разрешению конфликтов из Украины.

В реализацию проекта были вовлечены семь регионов Украины: областных и районных центров из разных частей страны. Весь первый год велась подготовительная работа. Общее количество проведенных медиаций между потерпевшими и правонарушителями за время реализации проекта – больше 50.


Центры восстановительного правосудия в сообществах

В начале 2006 года специалисты по внедрению восстановительного правосудия пришли к выводу о необходимости усилить положительное влияние восстановительного правосудия путем его объединения с программами поддержки участников конфликтных ситуаций в сообществах: социальное сопровождение, предоставление психологических и юридических консультаций и т.п. Кроме того, для обеспечения жизнеспособности программ восстановительного правосудия было принято решение привлекать ресурсы местных органов власти. Сильным мотивирующим фактором для представителей муниципалитетов было то, что подобные программы являются эффективным инструментом профилактики преступности в общине и элементом формирования политики безопасности на местном уровне.

В конце 2006 года экспертами была разработана модель центра восстановительного правосудия (далее – ЦВП) в сообществе – структура (организация), цель которой внедрять восстановительный, системный подход в процесс разрешения конфликтных ситуаций (в первую очередь, криминальных), активно привлекая ресурсы общины, для формирования безопасной среды и активизации членов местного сообщества.

Восстановительный подход – это системный подход к решению конфликтных ситуаций, который предусматривает восстановление, нарушенного вследствие конфликта, социально-психологического состояния, связей и отношений в жизни его участников и их социального окружения; исправление причиненной конфликтом вреда.

В основе восстановительного подход лежат два основных принципа:

Поддержка (empowerment) сообщества с целью активизации его внутренних ресурсов для работы с криминальными ситуациями, включая профилактику антисоциального поведения и формирование безопасной среды. Этот принцип также означает активное привлечение «ключевых лиц» (участники конфликтной ситуации: потерпевший, правонарушитель, их социальное окружение) к процессу решения конфликта/проблемы.
Передача полномочий и ответственности в отношении профилактики и работы с последствиями криминальных ситуаций сообществу и непосредственным участникам криминальных конфликтов, как за процесс принятия решения, так и за процесс его выполнения. Это также предусматривает определенное ограничение роли профессионалов относительно профилактики и работы с последствиями криминальных ситуаций.

Потребность рассмотрения третьего компонента - «активизация и привлечения ресурсов сообщества» - обусловлено, прежде всего, принципами восстановительного подхода, которые предусматривают активное привлечение членов сообщества к поддержке безопасности в общине. Кроме того, сообщество наиболее эффективно выполняет функцию социального контроля, т.е., оказывает непосредственное влияние на уровень преступности в социуме.

Начиная с ноября 2006 года десять партнерских организаций, начали внедрять в свою деятельность элементы модели ЦВП в рамках проекта «Развитие сети центров восстановительного правосудия в сообществах». Прежде всего, это предусматривало развитие трех основных компонентов: внедрение программ восстановительного правосудия; применение системного подхода к предоставлению услуг клиентам центра; и привлечение ресурсов общины, в частности сотрудничество с органами местной власти.

Деятельность ЦВП в сообществах продемонстрировала свою высокую эффективность. Прежде всего, потому, что центры выступили координирующим органом в работе с потерпевшими и правонарушителями. К предоставлению услуг участникам уголовных конфликтов были привлечены государственные, муниципальные и общественные организации в каждом сообществе, участвующем в проекте. Все упомянутые структуры позитивно оценили инициативу системного подхода к предоставлению услуг потерпевшим и правонарушителям, а также центральную координирующую роль центра восстановительного правосудия.

Стоит добавить, что налаживание взаимодействия между всеми субъектами по работе с участниками уголовных конфликтов (правовой системы, государственных, муниципальных и общественных служб, учебных заведений и т.д.) также позволило улучшить качество услуг и упростить доступ к программам восстановительного правосудия для клиентов. Так, за четыре месяца было проведено больше 200 медиаций между потерпевшими и правонарушителями, в то время как на протяжении предыдущих двух лет – 50.


Трехуровневая модель профилактики подростковой/детской преступности

Необходимость создать комплексную инновационную модель профилактики подростковой преступности была обусловлена потребностью в новой, более эффективной системе профилактики преступности и реагирования на правонарушение, совершенные несовершеннолетними. Новое понимание принципов профилактики преступности основывается на рекомендациях Европейского Союза, документах ООН и ЮНИСЕФ относительно современного опыта ювенальной юстиции, на передовом опыте Канады, Швейцарии и других европейских стран в проведении профилактики подростковой преступности.

Трехуровневая модель профилактики обеспечивает снижение уровня преступности и защищает интересы сообщества в такой способ:

предотвращает правонарушения, устраняя их вероятные причины и обстоятельства, которые могут побуждать подростков совершать противоправные действия (проактивний подход);
предусматривает активное участие сообщества в процессе реабилитации детей и молодежи, что находятся в конфликте с законом или демонстируют девиантное поведение, — предоставление поддержки и помощи в процессе ресоциализации и реинтеграции (включение в сообщество);
создает условия, для того чтобы молодые люди взяли на себя надлежащую ответственность за свои поступки: осознали последствия совершенного и направили свои действия на их исправление и восстановление взаимоотношений и мира в сообществе (восстановительный подход).

Модель профилактики подростковой преступности учитывает особенности психического и физического состояния молодых людей в период формирования их личности, когда им особенно нужны поддержка и забота со стороны взрослых, и потому они должны нести справедливую и пропорциональную ответственность за свои действия.

Модель основывается на уважении к общественным ценностям и ориентирована на формирование у подростков (и в сообществе вообще) почтительного отношения к общечеловеческим моральным ценностям, уважению к личности, а также гендерным, этническим, культурным и языковым отличиям, которые есть в сообществе.

В конце концов, модель признает права и свободы ребенка, которые закреплены в международной Конвенции о правах ребенка, в частности его право быть выслушанным и участвовать в процессе принятия решений, которые влияют на его жизнь.

Главная особенность модели — сообщество объединяет свои ресурсы для профилактики преступности среди несовершеннолетних/детей. Прежде всего, речь идет о привлечении представителей правовой системы, органов местной власти, социальных служб и неправительственных организаций, которые совместно создают координационный совет. Такой совет имеет полномочие выносить решение, чтобы адаптировать и обеспечить функционирование модели на уровне города, района или области. Координационный совет также оказывает содействие в формировании мультидисциплинарной команды, в состав которой входят представители соответствующих служб сообщества. Члены мультидисциплинарной команды - это специалисты, которые объединились для предоставления непосредственной помощи в каждом конкретном случае, в этом также заключается комплексный подход к работе с детьми и молодежью, которые демонстрируют девиантное или деленквентное поведение.

Три уровни профилактики подростковой преступности отличаются целевыми группами, применяемыми методами работы и инструментами.

Третичная профилактика касается подростков/детей, которые совершили правонарушение (или преступления). Итак, цель профилактики этого уровня - их реабилитация и реинтеграция в сообщество с тем, чтобы предупредить совершение повторных правонарушений. Для этого привлекают надлежащие ресурсы сообщества и создают среду поддержки, которая помогает устранить причины криминального поведения.

Основным инструментом модели на этом уровне есть программа восстановительного правосудия: (1) медиация между потерпевшими и правонарушителями, (2) круг сообщества (или поддержки, примирение и т.п.), (3) семейная конференция и др. Услуги по проведению программ восстановительного правосудия предоставляет ЦВП в сообществе.

Важным элементом программ восстановительного правосудия есть связь с социальными услугами в сообществе, которые могут предоставить нужную помощь в процессе реинтеграции правонарушителя (например: лечение от алко- и наркозависимости, психиатрическая/психологическая помощь и социальная работа с подростком и, возможно, его ближайшим социальным окружением). Очень важную роль в этом играет мультидисциплинарная команда, которую привлекает по потребности к участию в программе восстановительного правосудия координатор ЦВП в сообществе.

Например, когда инспектор милиции по делам детей привлекает к профилактическим действиям по факту совершения правонарушения координатора ЦВП (если несовершеннолетний признал, что совершил противоправное действие), он также может сообщить о сложных социальных обстоятельствах, в которых находится ребенок (неудовлетворительная родственная поддержка, безнадзорность, попрошайничество и под.). В таком случае координатор ЦВП, скорее всего, привлечет социального работника в начале работы с подростком. Социальный работник возьмет участие в процедуре медиации (семейной конференции, круге сообщества) и поможет составить и выполнить план реабилитации молодой человека.

Вторичная профилактика нужна тогда, когда регистрируется административное правонарушение или другое проявление девиантного поведения подростка, которое не подпадает под действие статей УК Украины. В этом случае координатор ЦВП может применить механизм реагирования и дальнейшей работы с несовершеннолетним аналогичный тому, что применяется на третичном уровне профилактики. Однако если случай менее серьезный, профилактическую деятельность осуществляет школьная служба согласия (ШСС), ее координирует практический психолог или социальный педагог из числа членов мультидисциплинарной команды. Деятельность ШСС большей частью связана именно с вторичной профилактикой преступности — решением конфликтов и реагированием на проявления девиантного поведения учеников школы. Работа школьной службы, как и вся модель профилактики преступности, построенная на принципах восстановительного подхода. Важным ее элементом является принцип «равный — равному», т.е. профилактическую деятельность выполняют преимущественно старшеклассники, которые прошли специальное обучение. Старшеклассники являются нейтральными посредниками в решении конфликтов, которые возникают между учениками школы, проводят процедуры кругов в классах и профилактические занятия. Следует заметить, что большинство конфликтов в школах, где есть такая школьная служба, решают без вмешательства взрослых или применение дисциплинарных мер реагирования. Наибольшее преимущество этого способа реагирования заключается в том, что благодаря участию в процедурах решения конфликтов ученики принимают другой способ построения отношений с ровесниками. ШСС работает также над решением групповых конфликтов и построением безопасной среды в учебном заведении - проводит так называемые «круги» для решения определенной проблемы, принятие решения, поддержание одного из участников и т.п.

Если в семье подростка сложная (кризисная) ситуация, координатор ШСС изучает возможность провести семейное групповое совещание или принять другие меры семейного консультирования и социальной помощи. Семейное групповое совещание является программой восстановительного подхода, ее цель - решить определенные проблемы или устранить кризис в семье, поддержать членов семьи в процессе принятия и выполнение решения. Члены мультидисциплинарной команды предоставляют нужную ресурсную поддержку, если семья обращается за помощью.

Первичная профилактика заключается преимущественно в том, чтобы оказывать содействие формированию конструктивного социального взаимодействия подростков (социально приемлемого, законопослушного поведения). Основными субъектами профилактической деятельности на этом уровне есть система образования и ШСС, они во время тренингов и «кругов» проводят ценностно-ориентированное обучение подростков навыкам конструктивного взаимодействия.


1.4. Восстановительные практики в сообществах

Тесное сотрудничество с сообществами в разных регионах Украины привело к пониманию того, что небольшие сообщества крайне заинтересованы в развитии восстановительного правосудия и применении восстановительного подхода в конфликтах, которые связанны не только с криминальными ситуациями. Анализируя такую ситуацию, мы пришли к выводу, что восстановительный подход для небольших сообществ – это возможность реального участия граждан (в том числе и представителей муниципалитетов) в жизни общины, возможность привнести свое видение в процессы принятия решений на местном уровне. То есть, внедрение принципов восстановительного подхода в процессы принятия решений и/или разрешения конфликтов в различных сферах жизнедеятельности сообщества способствует формированию чувств ответственности и причастности граждан к жизни общины. Кроме того, результаты внедрения трехуровневой модели профилактики детской преступности продемонстрировали высокую эффективность комплексного применения восстановительного подхода в одной из сфер общественной жизни. Таким образом, следующий шаг развития восстановительного подхода в Украине был очевиден – внедрение восстановительных практик, то есть формирование ценностно-ориентированной модели разрешения конфликтов и принятия решений на уровне сообщества.

Важно заметить, что для развития и обретения стабильности общественным инициативам необходимо, чтобы они развивались в контексте местной социальной политики, которая предусматривает привлечение представителей местных органов исполнительной власти и органов местного самоуправления еще на этапе становления инновационных программ в сообществе. На уровне местного самоуправления существует реальная возможность и практические механизмы принятия и поддержки социальных программ в сообществе. Поэтому, задачей рабочей группы по разработке модели внедрения восстановительных практик в сообществах является описать стратегии обеспечения жизнедеятельности ВП в сообществах, начиная от изучения потребностей сообщества и заканчивая стабильным функционированием восстановительных практик в общине.

Координация процесса внедрения и реализация восстановительных практик в сообществе становится задачей ЦВП, функционирование которого поддерживают органы местной власти. Таким образом, к направлениям деятельности ЦВП в сообществе можно отнести:

Восстановительное правосудие (медиация между потерпевшими и правонарушителями, форумы общественного правосудия, круги примирения, круги поддержки и т.д.)
Восстановительные практики в сообществе (посредничество в решении конфликтов и споров, семейная медиация, процедуры достижения консенсуса в сообществе, круги принятия решений и т.д.)
Восстановительные практики в системе образования (медиация ровесников, круги ценностей, круги принятия решений и т.д.)

Апробация этой модели находится на этапе дизайна и согласования, в том числе и с представителями муниципалитетов. Однако, уже сегодня очевидна необходимость дизайна и тестирования такой инновации, поскольку последняя способствует активизации сообществ и воплощении принципов демократии в общественную жизнь.


Стратегия продвижения восстановительных практик

Законодательная база

В Украине существует достаточная законодательная база для развития практики восстановительного правосудия в системе уголовного правосудия. Значительно более серьезным препятствием для дальнейшего развития практики является отсутствие политической воли в Парламенте и высших эшелонах власти, чтобы содействовать поддержке социальных программ и негосударственного сектора, который на сегодняшний день взял на себя ответственность за внедрение восстановительных практик в Украине. Так, например, практически не разработан и не действует механизм социального заказа, по-прежнему наблюдается болезненная зависимость всех государственных структур от централизованных механизмов принятия решений и отсутствия четких ориентиров государственной политики по множеству важнейших направлений работы, включая профилактику преступности вообще и ювенальную юстицию в частности.

Возвращаясь к законодательной базе, стоит отметить, что к моменту появления первых программ ВП в Украине, как восстановительное правосудие, так и медиация в уголовных делах не встречалось в нормативно правовых актах Украины. Единственным исключением, пожалуй, является научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Украины Н.И.Мельника и Н.И. Хавронюка от 5 апреля 2001 года, в котором написано, что статья 46 является закреплением известного в зарубежном законодательстве института медиации, как альтернативного способа урегулирования уголовно-правовых конфликтов с помощью посредничества в примирении сторон. В статье речь идет об «освобождении от уголовной ответственности в связи с примирением виновного с потерпевшим». Действие статьи распространяется на преступления небольшой тяжести совершенные впервые в случае, если правонарушитель примирился с потерпевшим, возместил убытки или устранил нанесенный вред. Также при рассмотрении возможных юридических последствий медиации по уголовным делам необходимо назвать статью 45, также предусматривающую закрытие уголовного дела в связи с действенным раскаяньям. «Действенным» считается раскаянье, при котором правонарушитель оказывает активное содействие в раскрытии преступления, но также искреннее раскаивается и возмещает ущерб потерпевшему. Также можно себе представить, что в процессе той или иной программы восстановительного правосудия стороны договорятся о дальнейшем патронаже, выражаясь казенным языком - взятии на поруки правонарушителя. В этом случае может быть применена статья 47 в отношении преступлений небольшой или средней тяжести. Также суд в Украине может освободить от наказания несовершеннолетнего (до 18 лет), который совершил преступление небольшой или средней тяжести с применением принудительных мер воспитательного характера[1] на основании статей 97 и 105 УК Украины. Результаты медиации также могут быть учтены судом при вынесении решения в качестве обстоятельств смягчающих наказание в соответствии со ст.66 УК.

Благодаря поддержке со стороны Верховного Суда Украины развитию первых программы восстановительного правосудия немало поспособствовали Резолюции Пленумов Верховного Суда Украины:

№ 5 «Про практику применения судами законодательства в делах про преступления несовершеннолетних» от 16 апреля 2004 г.;

№ 13 от 2 июля 2004 г. «Про практику применения судами законодательства, которым предусмотрены права потерпевших от преступлений» и

№ 2 от 15 мая 2005 г. «Про практику рассмотрения судами дел про применение принудительных мер воспитательного характера».

В этих постановлениях Верховный суд рекомендовал судам сотрудничать с общественными организациями, которые развивают практику примирения, предоставлять им соответствующую информацию, информировать участников процесса про деятельность таких организаций и учитывать результаты медиации при вынесении решения.

В то время большинство активистов ВП также было уверено в том, что дальнейшего развития ВП в Украине специальный закон является обязательным условием. При Министерстве юстиции Украины была создана специальная рабочая группа, которая начала с того, что подготовила концепцию законодательного закрепления медиации в уголовных делах. На основании этой концепции были разработаны проекты законов (о медиации в уголовных делах и о внесении соответствующих изменений в уголовный и уголовно-процессуальный кодексы). Разработанные документы прошли несколько этапов обсуждения сначала внутри рабочей группы, потом со специалистами ВП и ведомственными структурами и органами правовой системы Украины. Когда проекты законов были практически готовы (хотя, безусловно, и далеки от идеальных), как это часто бывает, прагматичные интересы взяли верх. К работе над законопроектом подключились эксперты Совета Европы, которые параллельно реализовывали проект внедрения альтернативных видов разрешения конфликтов в Украине. Соблазн убить одним выстрелом двух зайцев победил – и проект закона о медиации в уголовных делах стал законопроектом о медиации вообще (теперь кроме уголовных дел относящийся и к медиации в гражданских и хозяйственных спорах). Очевидно, это только усложнило текст и уменьшило шансы на прохождение закона в парламенте в том виде, в котором он сейчас пребывает. Дошло до того, что на очередном этапе согласования с Кабинетом Министров секретариат предложил выкинуть из документа медиацию в уголовных делах и принять в таком виде. К счастью Минюст отстоял свою точку зрения, но закон и до сих пор даже не подан, ни в один из парламентских комитетов.… Впрочем, на сегодняшний день потребность в принятии такого закона отнюдь не очевидна. Более того есть опасение, что если закон будет принят в том виде, в каком он пребывает сейчас, - это может только затормозить дальнейшее развитие практики из-за чрезмерной зарегулированности процедур, выписанных в законе.

В то время, как продолжалась работа над законопроектами, практика развивалась своим чередом и постепенно зрело понимание того, что на самом деле в украинском законодательстве достаточно норм, которые позволяют развивать практику ВП и без специального закона. Как мы знаем законодательство Германии не сильно отличается от Украины в этом отношении, а уровню развития практики ВП может позавидовать любая из стран Евросоюза. Так например статьи 23 и 23(1) УПК Украины прямо говорят о том, что в процессе дознания, досудебного и судебного следствия дознаватель, следователь и прокурор обязаны выявлять причины и условия, которые способствовали совершению преступления и направлять письменные заявления в госучреждения или общественные организации с целью проведения мероприятий для устранения выявленных причин и условий. Как мы знаем программы ВП являются одними из наиболее эффективных способов профилактики повторных правонарушений (особенно в комплексе мероприятий). Поэтому дальнейшее нормативно-правовое обеспечение медиации было направлено на разработку ведомственных инструкций и методических рекомендаций, которые разъясняли бы механизмы и способы проведения программ ВП во взаимодействии с различными органами правовой системы. Различные механизмы сотрудничества с органами правосудия были разработаны в Киеве, Одессе, Луганске, Крыму и стали частью договоров о сотрудничестве в отдельных регионах и пилотных проектах. Однако серьезным шагом вперед облегчившим процесс принятия ответственности сотрудниками «на местах» стало инструктивное письмо Генерального прокурора Украины (от 01.08.08) Об использовании процедур примирения в уголовном преследовании и расширении альтернативы уголовному преследованию. Фактически письмо подкрепило ранее принятые постановления пленумов Верховного Суда Украины и несло в себе аналогичные рекомендации прокурорам, но и при этом несло в себе почти революционную идею, если задуматься над ролью прокуратуры в пост-советском правовом климате Украины. А именно, в письме прокурора жирным шрифтом выделена мысль о том, что «наказание не должно быть единственной и обязательной целью деятельности прокуроров в уголовном процессе <…> более важным является возмещение вреда потерпевшему и изменение обвиняемым своего отношения к преступлению на отрицательное, то есть восстановление нарушенных преступлением общественных отношений».

Вслед за письмом Генерального прокурора уже 30 сентября 2009 появилось инструктивное письмо Начальника департамента уголовной милиции по делам детей про организацию трехуровневой модели профилактики правонарушений среди детей, где также шла речь о сотрудничестве с общественными организациями, которые осуществляют программы ВП. Фактически на сегодняшний день сложились условия для описания комплексного механизма взаимодействия центров ВП в сообществах с правовой системой Украины. На этом сосредоточены усилия общественных организаций, развивающих восстановительные практики в рамках проектов, в основном финансируемых донорами Европейского сообщества. Однако стоит заметить, что преимущества развития практики ВП стали замечать и постепенно поддерживать и представители местных органов власти. Понимание ими роли ВП в укреплении социальной ткани сообщества и сохранении общественного мира позволяет центрам ВП находить более надежные источники финансирования, чем благотворительная помощь международных фондов. По сути, этот путь институционализации представляется нам на сегодняшний день наиболее перспективным и естественным для выживания ВП и дальнейшего развития практики. Поддержка деятельности центров ВП со стороны самих сообществ, предъявляет новые требования к способам их функционирования, качеству предоставляемых услуг, профессионализму в решении не только задач организации и проведения программ ВП, но также и к управлению персоналом, финансами, коммуникацией с клиентами, властью, бизнесом, правовой системой и пр. Фактически деятельность УЦС на сегодняшний день направлена именно на формирование потенциала и жизнеспособности Центров уже не просто восстановительного правосудия, но восстановительных практик в сообществах. По мнению большинства действующих в этой сфере организаций, центры должны сегодня реализовывать потенциал восстановительного подхода не только в сфере уголовного правосудия, но и намного шире – от разрешения семейных и соседских конфликтов до фасилитации процессов достижения консенсуса в разрешении групповых конфликтов, принятии решений по вопросам планирования или формирования местной политики. Надеемся, что Руководство по стратегиям обеспечения жизнеспособности Центров ВП в сообществах, разрабатываемое сегодня группой экспертов в рамках проекта Швейцарского агентства сотрудничества и развития станет еще одним эффективным инструментом в помощь общественным организациям, продвигающим ВП в Украине.


Образовательные программы по восстановительным практикам

Одной из основных задач для успеха внедрения восстановительного правосудия в Украине мы видели качественную подготовку специалистов – практиков восстановительного правосудия. Первые шаги в подготовке медиаторов в Украине нам помогли сделать медиаторы Польского Центра Медиации – Янина Валюк, Аджей Бонашек, Роберт Кашчишин. Проведенные семинары помогли сформировать команду специалистов, которые возглавили движение за восстановительное правосудие в Украине и сформировали основной состав сотрудников Украинского Центра Согласия. Совместными усилиями была разработана программа подготовки медиаторов программ примирения потерпевших и правонарушителей (или, иначе, - ведущих встреч по заглаживанию вреда). Написанное в 2004 году руководство фасилитатора тренинга и пособие для медиаторов до сих пор служит нам основой в проведении тренингов по подготовке медиаторов. Характерным отличием обучающей программы для медиаторов в уголовных делах является модель вовлеченного обучения (participatory training model). Как свидетельствует теория обучения взрослых, - это единственный подход, который позволяет наиболее эффективно достигать изменений на ценностном уровне – принятии нового подхода (к разрешению конфликтных/криминальных ситуаций) и, соответственно, на уровне знаний и навыков. Образовательная программа для медиаторов в уголовных делах не только позволяет участникам понять суть восстановительного правосудия, но и овладеть коммуникативными и процедурными навыками, необходимыми медиатору, работающему в восстановительном (не-карательном) подходе за 36 часов.

Обязательным элементом подготовки медиаторов для НГО является предварительный отбор по разработанному вопроснику. Критериями отбора кандидатов на обучение являются: мотивация, хотя бы поверхностное понимание сути роботы, минимальные коммуникативные навыки, безоценочный подход и эмпатия.

Тренинг для тренеров включает в себя 7-дневную программу, которая позволяет усвоить модель активного обучения, овладеть программой тренинга базовых навыков и отработать на практике навыки ведения тренинга под супервизией ведущих тренеров и обратной связью и индивидуальными рекомендациями в последний день. Со временем необходимость расширения арсенала навыков и практик центров восстановительного правосудия в сообществах и разработка трехуровневой модели профилактики подростковой преступности привела к тому, что УЦС на сегодняшний день проводит обучение для своих партнеров в регионах (и для новых организаций) целый набор тренинговых программ. Среди них:

Тренинг базовых навыков медиации в уголовных делах
Семейные групповые конференции (по модели, переданной Украине Робом Ван Паже)
Круги примирения в сообществах
Тренинг по менеджменту Центров ВП в сообществах
А также разнообразные комбинации всего вышеперечисленного для различных партнеров и целевых групп

Отдельным направлением образовательной деятельности УЦП является развитие восстановительных практик в школах. Соответственно, нам пришлось разработать аналогичный набор тренинговых программ (тренинг базовых навыков, тренинг тренеров, презентационный тренинг) для создания школьных служб согласия. Основными участниками тренинга являются будущие координаторы ШСС – школьные психологи и социальные педагоги, а также будущие медиаторы – ученики старших классов общеобразовательной школы (13-15 лет), прошедшие предварительный отбор. С 2006 года тренерами УЦП и партнерскими организациями в Жмеринке, Виннице, Белой Церкви, Пирятине, Крыму и других городах были проведены семинары и летние школы приведшие к созданию около 150 ШСС, формированию профессионального сообщества медиаторов-ровесников и координаторов, занимающихся внедрением восстановительных практик в школах.

На сегодняшний день мы разрабатываем сертификационную программу для школьных психологов и социальных педагогов совместно с Центром практической психологии и социальной работы Министерства образования и науки Украины для включения ее в систему повышения квалификации специалистов системы образования в Украине. Главной задачей этой программы мы видим гарантию сохранения ценностной основы восстановительного подхода в процессе развития практики ШСС. Программа ставит своей целью подготовку координаторов ШСС и овладение ими навыков проведения восстановительных практик в школах, а также организации работы ШСС в соответствии с разработанными в рамках сертификатной программы стандартами качества. Хорошим подспорьем в этой работе стало методическое пособие, написанное тренерами УЦС (на украинском языке) Школьная служба разрешения конфликтов: опыт внедрения, в котором подробно описаны, как сами восстановительные практики, так и шаги по созданию и развитию этой практики в школах. В сентябре этого года вышел из печати учебник по курсу восстановительного правосудия в школе, подготовленный специалистами Одесской группы медиации.

Параллельно с образовательными программами, которые разрабатывались и реализуются сейчас общественными организациями в рамках проектов, шло создание и включение образовательных программ в государственную систему образования Украины. Так на сегодняшний день курсы по восстановительному правосудию появились в программе многих юридических ВУЗов страны, среди которых Львовский, Закарпатский и Запорожский государственные университеты, Луганский университет внутренних дел, Одесская юридическая Академия и другие. Знаменательным событием стало включение курсов по восстановительному правосудию в Национальной Академии прокуратуры, как для студентов, так и для практиков - слушателей курсов повышения квалификации. В рамках проекта УЦС совместно с преподавателями Академии подготовлены и опубликованы соответствующие пособия для слушателей и преподавателей курсов ВП. Киевский национальный университе

Iesaki citiem:
Creative commons c6ae3e51884b139b45a669ce829ac99646bf0ceb328fc95963f1703a58a032d0 CREATIVE COMMONS LICENCE ĻAUJ RAKSTU PĀRPUBLICĒT BEZ MAKSAS, ATSAUCOTIES UZ AUTORU UN PORTĀLU PROVIDUS.LV, TAČU PUBLIKĀCIJU NEDRĪKST LABOT VAI PAPILDINĀT. AICINĀM ATBALSTĪT PROVIDUS.LV AR ZIEDOJUMU!

Komentāri (0) secība: augoša / dilstoša

Tmp author bdd174d29c18893f8040d1ca0cd30c40b76ac587432bcc3f16557adc2b366733
Citi autora darbi