Atvērtā latvietība krievu cilvekam 10

Этот текст посвящен мне лично и моему пониманию и видению определенных процессов, проходящих в моей, а, может быть, и вашей стране. Основной его лейтмотив - обозначение моей идентичности - Латвийский русский - и окружающего эту идентичность мира знаков.

Iesaki citiem:
ozon.ru
Foto: ozon.ru

Референдум волнуется раз, референдум волнуется два

То, что я первым предложением указал, что видение принадлежит только мне - разоблачает один, усиленно лелеемый миф: все русские - как скала, единый монолит (рвущийся обратно в Россию - но это уже совсем другой миф). Так вот - в этом вопросе позиция русских может быть диаметрально противоположной. От позиции так называемых «карманных» русских вроде Юдина и Лоскутова, через полустанок Ушакова к станции Линдермана и Жданок, а оттуда далее - в правые пространства «наши МиГи сядут в Риге».

Я понимаю все стороны. Даже крики на 9 мая «Россия, Россия», как бы мне они не казались мне неуместными. Ведь что еще кричать тем людям, которых официальная (ну, или полуофициальная) идеология открыто называет «пятой колонной», «гражданскими оккупантами», «рукой Москвы». В адрес которых от высших должностных лиц государства то и дело звучит «чемодан. Вокзал. Россия», «обратно на историческую Родину», «водка, вобла и частушки» и т.п. Какая, на хрен, у меня историческая Родина, кроме Латвии? У меня - человека, который родился в Латвии, чьи родители, родители родителей, а также их родители появились на свет тут? И что кричать тем людям, которые не допускаются, мы не будем говорить там о внешней политике или глобальных вопросах, к решению дел, касающихся непосредственно их самих и их общины? Как себя вести тем, кто постоянно оболган? И оболган не какими-то там радикалами, но членами правительства, Саэимы, правящей коалиции, президентом страны.

Вспоминаю предыдущий референдум, который в латышском информационном поле показывался не иначе, как референдум «против латышского языка». Туфта это. Даже если кто-то из тех, кто пришел к урнам и ответил «да» и явился туда сцелью проголосовать в этом контексте - их количество было совсем невелико. Главным истинным мотивом, как и посещение памятника Освободителям 9 мая - было обозначить, прежде всего, себя: «я\мы, русские латвийцы, есть тут», «я\мы здесь живем», «это, в том числе, и моя\наша страна» - т.е. вопрос легитимации собственной экзистенции и права открыто о ней говорить.

От состоявшегося референдума мы перейдем к референдуму несостоявшемуся - о гражданстве для «чужих» (неграждан). Я не буду даже рассматривать вопрос о слухах, что недавно в Саудовской Аравии женщины получили право голоса. Просто посмотрим на обоснование отказа: законопроект разработан не полностью - не соответствует 2-й статье Конституции и Декларации о восстановлении независимости 4 мая 1990 года. Что же гласит вторая статья Конституции: «Latvijas valsts suverēnā vara pieder Latvijas tautai». В нашем случае это говорит об одном - только Латвийский народ уполномочен принимать решение о расширении своего состава. Для принятия (или непринятия) такого решения и был задействован инструмент прямой демократии - референдум.

А к чему идет отсылка на Декларацию? Мол, первая Республика не прерывалась, а значит не прерывалась и общность граждан. Да, все верно - общность граждан не прерывалась. Однако Преамбула также сообщает о незаконном, проведенном в обход воли народа, решении о присоединении Латвии к СССР. Исходя из этого вся последующая власть (ЛССР) считается ничтожной. Так, простите, и с вопросом о гражданстве для неграждан воля Латвийского народа не была заслушана. Вопрос о том, что решил бы Латвийский народ переходит тут в категорию гипотетических. А, на первый план, исходя из духа преамбулы (вышеупомянутый тезис о нелегитимной власти исходя из отсутствия предшествующей этому права и свободы волеизъявления) выходит то, что вторая Республика прервалась как и первая, ибо Латвийский народ, единственный носитель суверенной власти, не смог высказать свое мнение.

Более того, ссылка на эту преамбулу вообще опасна для наших правых политиков, ибо утверждает непрерывность государства, того самого государства, в котором в Саэиме можно было публично выступать на русском ;) (и на немецком - но это сейчас не столь актуально).

Более того, она рискованна и для социального либерализма и свободы слова. Ибо я, например, считаю, что первая Республика прервалась вовсе не в 1940 году с присоединением к СССР. И не в 1939 - когда в страну вошла Красная армия. А с государственным переворотом в 1934.


Язык твой - враг твой

Языковой вопрос, вопрос сохранения латышского языка - очень важный для нашей страны. Однако, когда ты смотришь, каким образом решается этот вызов, вспоминаешь русскую поговорку: «заставь дурака Богу молиться, так он себе лоб расшибет». Сразу хочу сказать - я стараюсь с каждым говорить на его родном, если я им владею, а латышский - мой второй родной (пусть и в усеченной,чиновничье-бытовой версии). Перейти на русский в ситуации разговора с латышем меня может заставить две ситуации - крайне эмоциональное состояние или потребность выразить сложную мысль, недоступную мне на латышском.

Да, в стране значима часть тех, кто владеет латышским плохо или не владеет совсем. И эта ситуация - неизбежна. Никак, никогда не будет так, что все станут хорошо на нем говорить. Ну, правда, если только вся молодежь не уедет по-ирландиям, а наши старики - не поумирают с голоду. Останется нуль. А значит, мы сможем смело утверждать, что в стране нет ни одного человека, неговорящего по-латышски.

Для этого есть много причин. Так, один из моих партнеров (я - ассистент, работающий с людьми с ментальными особенностями) обладает словарным запасом в 300 слов. Из которых 280 - русские и 20 - латышские. Ну что тут поделаешь - так сложилось и человек в этом совсем не виноват. Есть те, кто просто не попадает в латышскую языковую среду - ему негде, да и не зачем его употреблять. Есть нежелание, своего рода протест, который обостряется нагнетанием истерии вокруг этого вопроса. Латышский язык все эти годы не популяризируется как позитивный, интересный, увлекательный, расширяющий. Он позиционируется как язык насилия. Язык Домбравы, Шкеле, Слактериса, Аболтыни. Язык, на котором и звучат все эти «русские оккупанты». И у меня, внутри, существует два разных латышских языка: один - вышеупомянутый. Тот, который я не знал до 25 лет и не знал бы еще столько. Второй - язык моих коллег, друзей, окружающих интересных и любопытных людей - язык позитивных эмоций.

Но, вместо того, чтобы прокачивать второй - язык, который познается с удовольствием, те люди, что больше всего кричат о его сохранении - качают первый - тот, который вызывает внутреннее психологическое сопротивление. Посмотрите, с какими основными для меня лозунгами идут во власть в Риге большинство партий: прекратить финансирование «русскоязычных» детских садов. Вы меня спросили? Чего вы хотите добиться? Чтобы русские на подсознательном уровне еще больше чувствовали свое отчуждение от латышского языка? Видимо - именно так. Вот тут и становиться видно - кто истинный враг его сохранения и распространения.

И, самое печальное, им удалось вбить в головы людей свою позицию, набор мифов, как естественную и правдивую несмотря ни на что. Я просто приведу два примера, с которых я умиляюсь уже второй год: В ту пору, когда был актуален референдум о языке, группировка Progresīvie проводила форум, посвященный этому вопросу. В одном из перерывов я минут 10 разговаривал с одной женщиной и пытался донести до нее свою позицию. Разговаривал на латышском. И вот она мне говорит: «Я, все-таки, не понимаю, почему вы - русские, не хотите выучить и разговаривать на латышском». Даже потерялся: а на каком я сейчас с вами разговаривал? Но она ведь даже не осознает, как миф для нее оказывается более значимым, чем факт. В таком же перерыве я вел диалог с Илларионом Гирсом. Оба мы использовали родной для себя - русский. Проходившая мимо дама сделала нам замечание - как так, почему мы говорим между собой по-русски, если также открыто заявляем, что мы - не против латышского. Вот о чем это? Разве говорить по-русски, читать по-русски, думать по-русски - значит быть против латышского? Смотрите, получается, почти все американцы (кроме доктора Слуциса) - против латышского. Да и доктор Слуцис, о, крамола, большинство своего рабочего дня - тоже против латышского.


Открытая латышскость и государственная нация

В прошлом году свет увидел опус «Nacionālās identitātes, pilsoniskās sabiedrības un integrācijas politikas pamatnostādnes». В нем появилось такие понятия, как «открытая латышскость» и «государственная нация». Начнем с улыбки в сторону последнего. Этой нацией у нас являются только латыши. Только. Вот я - латвийский русский - не принадлежу к государственной нации. Видимо, принадлежу к какой-то другой - нации негосударственной. С одной стороны, как анархист, я должен быть доволен. С другой - за что мне не дали эту игрушку? Разве я плохо себя вел?

Когда же я в первый раз услышал «открытая латышскость», то, как сторонник общества открытого, сильно обрадовался. Вот он - шаг навстречу мне. Ибо, исходя из моего понимания «открытое» - это то, что способно меняться, что впитывает в себя окружающее. То, что готово к росту и развитию, что избавлено от жестких рамок табу.

Например, я чувствую свое отличие от российских русских, эстонских русских, даже многих Латвийских русских. Это и говор, и миропонимание и мировоззрение, это и мой латышский, и окружающие меня добрые люди. Даже, просто знание того, что Праздник песни проходит раз в пять лет, кто такой Вейденбаум, что произошло 4 мая 1990 года и в каком состоянии лучше всего петь «Pūt, vējiņi» (слов не знаю). Эту возможность, возможность в меру моих сил, способностей и желания быть с латышами, жить с латышами, делать вместе с латышами и, в конце-концов, взаимно влиять друг на друга я и называю - открытая латышскость.

Каково же было мое разочарование, когда оказалось, что эта «открытая латышскость» обозначает всего лишь мое право принять язык, культуру, социальную память и образ жизни латыша. Особенно озадачивает последнее - хочу образ жизни Шкеле, дайте виллу, а лучше - две! Или это значит, что я должен из Риги перебраться в Вецпиебалгу? Объясните, я приложу все усилия, чтобы понять.

Социальная память? Ну, мол, в 1940 году произошла оккупация первой Республики и Райвис Дзинтарс - пророк ее (оккупации)? Для меня первая Республика закончилась в 1934. Да и термин «оккупация» вызывает настороженность непредсказуемыми последствиями, обозначенными «DDD». Когда Ушаков, обладая легитимностью, данной ему его избирателем, говорил, что давайте мы (наша община) признает оккупацию, но взамен мы получаем гарантии, что русские, живущие на территории Латвии - не оккупанты, - он получил отказ. Но даже если не это, разве у самих латышей все так одинаково с мнением? Рубикс - просто частный пример.

Недавно дискутировал со своим другом-латышем по поводу моего отрицания этой интерпретации событий, и, согласились и приняли такую формулировку: оккупация была, но ответственность за нее несут те, кто служил (в) оккупационной власти. Таким образом, моя бабушка, которую сюда прислали работать учителем в пятидесятых - не оккупант. А Андрис Берзиньш, наш президент, что был советским заместителем советского же министра - оккупант. Тоже, конечно, не совсем справедливо, но миримся же мы сейчас с еще большей несправедливостью.
Культура? Да мы итак - "европейские христиане". Или вы хотите, чтобы я выбирал Блауманиса, а не Некрасова? Так я их обоих не читал. Вообще вырос на французской, английской и американской литературе.


Извечный русский вопрос: что делать?

Общаться, взаимодействовать. Это - главное. Не строить образ врага на основе сообщений СМИ и предвыборных агитаций.

Не обобщать - нет такого: все русские. Как нет такого: все латыши. Есть люди разные - как там, так и здесь. И про каждого надо научиться думать отдельно.

Перейти от латышского языка, как языка насилия к латышскому - языку дружбы и сотрудничества. Не забывая при этом, что всегда останутся и те, кто его не знает.

Подумать, что может быть русский язык здесь - не такой уж иностранный? Может язык, родной для 30% (28%? 45%?) населения страны заслуживает, если уж не особого статуса, то хотя бы отсутствия преследования? Что плохого в том, что информация полиции о безопасности дома и семьи или сайт министерства образования, а также другие приятные мелочи - будут доступны не только на латышском, но и на русском? Что плохого, если родитель может отправить своего ребенка в садик, который он выбрал сам или когда 18 ноября вам кто-то на чистейшем русском скажет: «С Днем Независимости!»?

Дальше добавляйте сами. Я - за открытую латышскость ;)

Iesaki citiem:
Creative commons c6ae3e51884b139b45a669ce829ac99646bf0ceb328fc95963f1703a58a032d0 CREATIVE COMMONS LICENCE ĻAUJ RAKSTU PĀRPUBLICĒT BEZ MAKSAS, ATSAUCOTIES UZ AUTORU UN PORTĀLU PROVIDUS.LV, TAČU PUBLIKĀCIJU NEDRĪKST LABOT VAI PAPILDINĀT. AICINĀM ATBALSTĪT PROVIDUS.LV AR ZIEDOJUMU!

Komentāri (10) secība: augoša / dilstoša

Tmp author bdd174d29c18893f8040d1ca0cd30c40b76ac587432bcc3f16557adc2b366733
Dima Avseenkov

pēc vienas diskusijas uz Vienotības aktīvista facebook sienas saņemu vēstuli ar sekojošu saturu:
"Krievu pidar- okupant, uzspied uz šīs saites,
Un izlasi visu! Tu saprati, okupant?"

Ko darīt - visas grupas (t.sk. etniskās) ir slimie cilvēki

Tmp author bdd174d29c18893f8040d1ca0cd30c40b76ac587432bcc3f16557adc2b366733
Bosiite

Raksts tapis pasen,bet man nu reiz ir gadījusies nelāga pieredze. Es vienmēr esmu bijusi draudzīgās attiecībās ar krieviem, runājusi krieviski,ja latviski nav pratis. Bērnu laukumiņā sanāca strīds ar krievvalodīgu vecmāmiņu par bērnu uzvedību. Kā jau raksta autors minēja, atsevišķās situācijās vieglāk izmantot dzimto valodu. Tā nu es latviski sāku skaidrot situāciju. Ar to arī pietika. Viņa pat vairs neklausījās,tikai atkārtoja "fašistki, fašistki..." un beigās vēl nospļāvās mūsu priekšā. Ko man raksta autors par to teikt?

Tmp author bdd174d29c18893f8040d1ca0cd30c40b76ac587432bcc3f16557adc2b366733
Dima Avseenkov

pēc vienas diskusijas uz Vienotības aktīvista facebook sienas saņemu vēstuli ar sekojošu saturu:
"Krievu pidar- okupant, uzspied uz šīs saites,
Un izlasi visu! Tu saprati, okupant?"

Ko darīt - visas grupas (t.sk. etniskās) ir slimie cilvēki

Dima
Dima Avseenkov

Pirmkārt - vai es esmu imigrants? Jūs melojat jau savā pirmā apgalvojumā. Melošana - viens rīks fašistiem no NA un visiem līdzīgiem

Tmp author bdd174d29c18893f8040d1ca0cd30c40b76ac587432bcc3f16557adc2b366733
Nibiru

Interesanti, kāpēc man kā latvietim savā tēvzemē vispār būtu jāinteresējas par nelegālo imigrantu "bagāto iekšējo pasauli" un viņu "radošajām mokām" latviešu valodas jautājumos? Ir atrodami tūkstošiem iemeslu, lai neprastu latviski, bet īstiais taču ir viens vienīgs - nicinājums pret latviešiem kā tautu un personiskā bezkaunība. Ievērojiet labi - kolonizatori nekad un nekur nav mācījušies iedzimto valodas.
Latviešu politikai jābīt pavisam vienkāršai - valsts skolās un bērnudārzos latviski, valsts iestādēs latviski. Jārada situācija, ka bez latviešu valodas neko nevar pasākt. Un problēma tiks atrisināta pilnībā dažu gadu laikā.

Dima
Dima Avseenkov

Pirmkārt - vai es esmu imigrants? Jūs melojat jau savā pirmā apgalvojumā. Melošana - vienīgais rīks fašistiem no NA un visiem līdzīgiem

Tmp author bdd174d29c18893f8040d1ca0cd30c40b76ac587432bcc3f16557adc2b366733
Andrejs

А можно уточнить источник этому утверждению?
"... прекратить финансирование «русскоязычных» детских садов. "

Dima
Dima Avseenkov

Минимум две партии ОТКРЫТО стремятся перещеголять себя в этой теме:
Байба Брока
Элерте

Необходимо еще провести контент-анализ высказываний зеленых

Dima
Dima Avseenkov

А Брока даже планку установила - 2 года - ищите сами.

По-большому счету, в плане этнических вопросов - между этими двумя партиями нет различий кроме одного
революция
эволюция

Saistītie raksti
Citi autora darbi
http://stimulas.ru

Identitātes Autors:Dima Avseenkov